Беседы на Вознесение Господа нашего Иисуса Христа Святитель Иоанна Златоуста

May 26, 2017

 

Наше богатство и сокровище и источник вечной жизни – домостроительство Спасителя. О нем-то мы жаждем говорить и спешим проповедовать, но изъяснить его по достоинству мы не имеем силы. Томясь желанием и сознавая свое бессилие, как бы к какой спасительной пристани, прибегаем мы к пророческому слову: «Кто изречет могущество Господа, возвестит все хвалы Его?» («Кто возглаголет силы Господни, слышаны сотворит вся хвалы Его») (Псал. 105:2). Даже этот великий пророк, которому Бог «явил… мудрость» («явил безвестная и тайная премудрости Своея») (Псал. 50:8) и которого удостоил именоваться отцом Христа, Давид, блаженный и великий в пророках, славный в царях друг Божий, столь угодный сердцу Его, что Сам Бог сказал: «нашел Я мужа по сердцу Моему, Давида, сына Иессеева» («обретох Давида, сына Иессеова, мужа по сердцу Моему») (Деян. 13:22), – такой-то и столь великий муж говорил, обращая взоры к величию богопознания: «Дивно для меня ведение [Твое], – высоко, не могу постигнуть его!» («удивися разум Твой от мене: утвердися, не возмогу к нему») (Псал. 138:6). Как пророк не находит слов перед величием силы Божией, так и Павел, богослов и труба небесная, восклицает: «О, бездна богатства и премудрости и ведения Божия! Как непостижимы судьбы Его и неисследимы пути Его!» («О, глубина богатства и премудрости и разума Божия, яко неиспытани судове Его и неизследовани путие Его») (Рим. 11:33). Если же уста пророков и апостолов, изливающие струи богопознания, наполнившие всю землю, как множество вод наполняет моря, если уже такие и столь великие потоки, обильно питающие море благочестия, исповедали свое бессилие показать силу Проповедуемого, то что значит перед этим морем премудрости росинка слабейшего слова? И однако, величие богословия не должно повергать нас в безмолвие; напротив, вникая в намерения Божий, мы побуждаемся к решимости [преподавать] божественное учение. Ведь Бог ценит не качество речи, а расположение проповедника и любовь слушателей. Как нежно любящие отцы, слушая своих детей, лепечущих и запинающихся в словах, не обращают внимания на недостатки речи, но [радуются] природному влечению, и лепет детей для них приятнее всякого риторического красноречия и философской высокопарности, так и Богу угодны в нас не уста, лепечущие о богословии, но желание и расположение, – когда мы проповедуем с верой и воспеваем с любовью. Конечно, человеческим языком нельзя говорить о Боге с полной точностью; что бы мы ни сказали о нем, все будет детским лепетом. Почему? Потому именно, что, как Павел восклицает, мы только «отчасти знаем, и отчасти пророчествуем» (1 Кор. 13:9). Но, хотя мы и лепечем, Бог вручил нам проповедь мира. Об этом говорил Исайя: «и косноязычные будут говорить ясно» («и языцы немотствующие скоро научатся глаголати мир») (Ис. 32:4). Вот и мы будем лепетать об общем нашем Отце и Владыке. Он удостоил учеников Своих названия «дети» (Иоан. 13:33); а если называет детьми, то конечно, примет и лепет детей. К тому же, после того как было проповедано возвещенное Им Самим многославное Его Вознесение, благодать не стесняется временем и богословие не ограничивается днями.
2. В прошлый раз, как известно Христу, нам не удалось привести в исполнение свое желание взойти на гору Елеонскую; наше намерение встретило препятствие в непостоянстве воздуха и многочисленности народа. (Говорю это, чтобы у желающих обвинять меня напрасно отнять всякий повод). Тогда, имея в виду множество уже сказанного, мы наскоро сократили речь, чтобы не обременить вашу память обилием слов. Сегодня же мы восполним тот свой долг. Так и закон повелевал тому, кто не совершит Пасхи в первый месяц, исполнить свой долг во второй. А вы, конечно, должны знать, что Слово Божие не ограничивается ни временами, ни днями, но во всякий день может быть предлагаема проповедь и о кресте, и о страданиях, и о воскресении, и о вознесении, и о втором пришествии.
3. Предварительно мы рассмотрим кое-что из божественных слов, читанных сегодня, и затем, исчерпав евангельские источники, постепенно перейдем к обещанному. «В тот же первый день недели вечером, когда двери /дома/, где собирались ученики Его, были заперты из опасения от Иудеев, пришел Иисус» («Сущу... позде, в день той, во едину от суббот, и дверем затворенным, идеже бяху ученицы [Его] собрани,... прииде Иисус») (Иоан. 20:19). После того как Спаситель уготовал для нас воскресение, он редко является ученикам Своим в другие дни, кроме дня Господня. Как прежде, исполняя закон, Он каждую субботу приходил в синагогу, так со времени спасительного Своего воскресения и дарования залога миру, Он является предпочтительно в день Господень, первый после субботы, утверждая основание святого дня Господня. Для празднования субботы наступил теперь конец, а положено начало установлению дня Господня, т. е. именно воскресенья, как вы помните из прежних объяснений. Почему блаженный Матфей, обозначая субботу, но вводя начало святого дня Господня, говорил: «в вечер субботний»? Потому, что это был конец и вечер прежней субботы: «По прошествии же субботы» («свитающи во едину от суббот») (Матф. 28:1). И в этот именно первый день после субботы, в самый день святого праздника воскресения, явился воскресший (Господь). «Когда двери /дома/, где собирались ученики Его, были заперты из опасения от Иудеев, пришел Иисус, и стал посреди» («Дверем затворенным, идеже бяху ученицы [Его] собрани, страха ради Иудейска, прииде Иисус и ста посреде») (Иоан. 20:19). Где господствует страх, туда приходит Тот, Кто избавляет от страха; где царит смятение, там воссиявает тишина; где корабль благочестия обуревается, туда приносит (Господь) искусство кормчего. Утишающий бурю, вводящий корабль в тихую пристань, в самый разгар страха приносит лекарство. «Стал посреди», и что говорит? – «Мир вам». Пусть не мятутся мысли ваши, пусть не смущается сердце, не поддавайтесь искушениям страха. «Мир вам». Мир прекращает войну, рассеивает страх, изгоняет вражду. «Мир вам». Часто преподавался людям мир от Бога, но не через лицо, облеченное властью, а через ангелов, пророков, судей. Только Спаситель, явившись, преподал мир от Своего лица. Дан был мир Даниилу, но через ангела. Явился Даниилу ангел и сказал: «не бойся, муж желаний! мир тебе; мужайся, мужайся!» («мир тебе, мужу желаний, мужайся и крепися, Господь с тобою») (Дан. 10:19). Гедеону также явился ангел и сказал: «мир тебе» (Суд. 6:23). Итак, возвещали мир ангелы, но никогда – сам Владыка ангелов: Он посылал мир через них, а в Себе самом хранил сокровище мира евангельского. Нередко получавшие мир через ангелов пророки жаждали получить его непосредственно от лица Владыки мира. Так Исайя взывал: «Господи! Ты даруешь нам мир» («Господи Боже наш, мир даждь нам») (Ис. 26:12); не через других, но от самого Себя дай мир нам. И вот теперь (последовал) ответ на это моление: «мир Мой даю вам» (Иоан. 14:27). «Сказав это, Он показал им руки и ноги и ребра Свои» («И сие рек, показа им руце и [нозе] и ребра Своя») (Иоан. 20:20). Как возвратившийся с войны полководец, украшенный приобретенными в победах ранами, не стыдится этих ран, потому что они славнее венков, так и Спаситель, претерпев раны за истину и за весь род наш, не скрывает Своих страданий, но показывает (знаки их), чтобы засвидетельствовать Свое мужество. Показал руки, израненные гвоздями, показал и ребро, из которого источил нам таинственный источник. Показал руки, чтобы удостоверить воскресение, чтобы убедить сомневающихся, что восстал действительно Пострадавший, что воскресло действительно умершее и погребенное тело.
4. «Ученики обрадовались, увидев Господа» («Возрадовашася убо ученицы, видевше Господа» ) (Иоан. 20:20). Дарован мир, разрешен страх, процвела радость. «Иисус же сказал им вторично: мир вам!» («Рече же им... паки: мир вам») (Ин.20:21). Почему «вторично» («паки») ? Где желает (Господь) утвердить дары благодати, там повторяет и благословения; как Аврааму сказал: «благословляя благословлю тебя и умножая умножу семя твое» («благословя благословлю тя, и умножая умножу... тя») (Быт. 22:17), так дает мир на мир ближним и дальним. «Как послал Меня Отец, /так/ и Я посылаю вас»! («Якоже посла Мя Отец, и Аз посылаю вы») (Иоан. 20:21). Обрати внимание, прошу тебя: смотри, как применяет Он домостроительство к человеческим понятиям. Не сказал: «как родил Меня Отец», но: «как послал», потому что где послание, там берутся образцом человеческие отношения. Мы постоянно отмечаем подобные выражения, так как они служат к объяснению домостроительства. А где речь о самой природе, там и говорится прямо [об отношениях] Отца и Сына. «Как послал Меня». – «Как Он послал Тебя?» – Умоляю, будьте внимательны. – «Ты послан как Владыка с неба; и Сам посылаешь так же, как Тебя послал Отец?» – «Не способ посланничества Я разумею здесь, – отвечает, – но значение. Я послан был пострадать за мир; вас посылаю, чтобы украсить вселенную вашими страданиями». И так как смертная природа сама по себе не имела сил возвыситься до подобия Господу, то продолжает: «Сказав это, дунул, и говорит им: примите Духа Святаго» («и сие рек, дуну, и глагола им: приимите Дух Свят») (Иоан. 20:22). Вникни, почему дунул Спаситель на апостолов в самый день воскресения? Потому ли, что без дуновения не мог дать апостолам Духа Святого? Нет, но как при создании первого человека «вдунул (Господь) в лице его дыхание жизни, и стал человек душою живою» (Быт. 2:7), но потом человек своим грехопадением погубил дар вдохновения и, потеряв животворящую силу, разрешился в прах и низвел в гроб Его произведение, так теперь, обновляя Свое создание и восстановляя прежний дар, Господь дунул в лицо апостолов, возвращая созданию древнюю жизнедеятельную силу. И тем самым исполнились предсказания пророков. Так, блаженный пророк Наум, провидя, что Спаситель, восставши из мертвых, дуновением исполнит святых апостолов божественной благодати, проповедует народу, говоря: «празднуй, Иудея, праздники твои, исполняй обеты твои, ибо не будет более проходить по тебе нечестивый: он совсем уничтожен. Поднимается на тебя разрушитель: охраняй твердыни, стереги дорогу, укрепи чресла, собирайся с силами» («празднуй Иудо праздники твоя, воздаждь [Богу] обеты твоя, зане не приложат ктому еже пройти во обетшание: скончася и извержеся. Взыде вдыхаяй в лице Твое, отъемляй [тя] от оскорбления») (Наум. 1:15, 2:1). И вот Господь говорит: «Мир вам! ...Сказав это, дунул, и говорит им: примите Духа Святого» (Иоан. 20:21-22). Спаситель видел, что человеческая природа изнемогает под игом работы и уклоняется от борьбы по слабости; поэтому Он восполняет недостаток ее силой Духа, чтобы утешить ее, удрученную нашей немощью, и как бы какой уздой укрепляет ее божественной благодатью, чтобы, восприняв от благодати то, чего не имела по природе, она вышла на борьбу, возбужденная силой Духа. «Примите Духа Святого: как послал Меня Отец, /так/ и Я посылаю вас». Но Ты, Господи, шествуя как Владыка, увидел грешников – и помиловал их, отпустил нам грехи наши. Это – высшая милость. Мы идем к бездне грехов; грешников множество, необходимо великое человеколюбие. А власти мы не имеем: какое же может быть сходство между нашим и Твоим посланничеством? Как бы в ответ на это и в оправдание Своих слов «как послал Меня Отец, /так/ и Я посылаю вас», Спаситель прибавляет: «Кому простите грехи, тому простятся; на ком оставите, на том останутся» («имже отпустите грехи, отпустятся им, и имже держите, держатся») (Иоан. 20:23). Какую имеет власть Сам, ту дает и апостолам, потому что, как невозможно подчинить народ правителю, не облеченному от царя властью помилования и наказания и смерти, так и Спаситель, намереваясь поставить апостолов начальниками вселенной, облекает их властью помилования и наказания в этих словах: «Кому простите грехи, тому простятся; на ком оставите, на том останутся». (Иоан. 20:23). Невозможно, конечно, ни свидетельствовать мужественно, ни проповедовать ревностно, ни совершить вообще что-либо великое и трудное, если сила Духа Святого не подкрепит духа свидетеля1. Без ее содействия невозможно быть свидетелем. Свидетелем я называю теперь не только восприявшего кончину путем страданий, но и свидетельствующего словом благодати. Всякий вестник истины есть свидетель Божий. Так об Иоанне Крестителе Евангелие говорит: «И свидетельствовал Иоанн истиною, говоря,... что Сей есть Христос, Сын Божий» (Иоан. 1:32, 34). А он свидетельствует не страданием, а возгласом. Итак, невозможно быть свидетелем Божественного Слова, без содействия Духа Святого. Поэтому Спаситель перед Вознесением Своим говорит апостолам: «Вы же оставайтесь в городе Иерусалиме, доколе не облечетесь силою свыше» (Лук. 24:49) и «примете силу, когда сойдет на вас Дух Святый. Не получивши этой силы, вы не можете быть свидетелями» (Деян. 1:8).
5. «Фома же, один из двенадцати, называемый Близнец, не был тут с ними» (Иоан. 20:24). По великому домостроительству Христову Фома отсутствовал тогда, чтобы его сомнение сделало достовернейшим воскресение, потому что, если бы Фома не был тогда в отсутствии и не усомнился бы в воскресении, и Господь не разрешил бы его сомнения очевидным доказательством, то чудо воскресения продолжало бы соблазнять еще многих. А его сомнение и послужило врачевством для всех верных. Потом, когда пришел Фома, другие ученики говорили ему: «мы видели Господа» (Ин. 20:25). Те с гордостью говорили о том, что они видели, а он, как бы одержимый (духом) противоречия, но не неверия (таково сомнение), и горячо желая удостовериться, не сказал, однако: «этого не может быть». Тщательно вникни: он не отвергнул воскресения – не сказал: «невозможное вы говорите, несбыточные вещи рассказываете», но искал удостоверения, говоря: «если не увижу на руках Его ран от гвоздей, и не вложу перста моего в раны от гвоздей, и не вложу руки моей в ребра Его, не поверю» («аще не вижу на руку Его язвы гвоздинныя, и вложу перста моего в язвы гвоздинныя, и вложу руку мою в ребра Его, не иму веры») (Иоан. 20:25). «После восьми дней» («И по днех осмих»). Смотри – опять является в день Господень: восемь дней прошло от одного дня Господня до другого. «После восьми дней... после воскресения пришел Иисус, когда двери были заперты, стал посреди них и сказал: мир вам!» («паки ...прииде Иисус дверем затворенным, и ста посреде [их], и рече: мир вам») (Ин. 20:26). Там Он двукратно сказал: «мир вам», и здесь один раз, чтобы дар мира вполне был даром Святой Троицы. «Мир вам! Потом говорит Фоме: подай перст твой сюда» (Ин. 20:27). Умоляю, будь внимателен. Спаситель не ждет, чтобы ученики сказали Ему о сомнении Фомы: не научается сначала и тогда учит; но чтобы убедить его, что и не являясь, Он был между ними, и чтобы тот исследовал то, в чем сомневался, говорит Фоме: «Подай перст твой сюда как ты хотел, и посмотри руки Мои; подай руку твою и вложи в ребра Мои; и не будь неверующим, но верующим» («виждь руце Мои, и принеси руку Твою, и вложи в ребра Моя: и не буди неверен, но верен») (Ин. 20:27). Этим оказывает, что ищущий доказательств неверен, а служащий вере – верен. Одно и то же ли – исследовать ребра Христовы и язвы от гвоздей и спрашивать: «Как Он родился?» Скорее – нет. В самом деле, Фома искал увидеть следы гвоздей, видимые на теле и доступные осязанию; он желал рассмотреть данное в действительности, что он видел и прежде. А ты, любопытствуя о природе невидимой, существе непостижимом, о рождении неизреченном, о Родителе несказанном, о Рожденном непостижимом, не большую ли обнаруживаешь дерзость? Не хуже ли ты неверного? Если блаженный Фома за то, что исследовал ребра, услышал: «не будь неверующим, но верующим» – (тем более) ты, исследующий природу бестелесную и силу непостижимую, «не будь неверующим, но верующим». Возблагодарим же благость Божию и долготерпение, что перст Фомы сделался жезлом благочестия, сокрушающим ухищрения еретиков и заграждающим уста дерзающих говорить, что Христос призрачно воплотился и призрачно умер. Перст Фомы разрешил сомнения еретиков с такой же силой, как тот перст, против которого были бессильны волхвы египетские, говорившие: «это перст Божий» (Исх. 8:19). А святому Фоме тогда, после полного убеждения, прилично было повторить слова Давида: «В день скорби моей ищу Господа» («в день скорби моея Бога взысках») , и так как руками искал, прибавить и дальнейшее: «рука моя простерта ночью и не опускается» («рукама моима нощию пред Ним, и не прельщен бых») (Псал. 76:3). «Не будь неверующим, но верующим». А он, узнав по язвам Пострадавшего, и по предведению – Бога, восклицает: «Господь мой и Бог мой» (Иоан. 20:28).
6. Пусть слушают еретики. Если действительно Сын не хочет (этого) и не имеет равного с Отцом достоинства, то почему Он не отклоняет неподобающей Ему чести? Когда Он услышал от некоего: «Учитель благий!», тотчас возразил: «Что ты называешь Меня благим? Никто не благ, как только один Бог» (Матф. 19:16-17), хотя именование «благий» употребляется и между нами. Слышать «благий», по твоему мнению, Он отказался; не гораздо ли больше должен был отказаться принять «Бог» и «Господь»? Там – «учителю благий», и говорит: «Что ты называешь Меня благим?», а здесь – «Господь мой и Бог мой», и не сказал: «Что называешь Меня Господом и Богом?» Но там, так как недостойно Его было обращение (потому что было сказано не «Господь благий», а «учителю благий»), Он отклонил низкое, а здесь славное принял. И здесь укорил, но укорил, напротив, за то, что сказано было поздно. Не за то укорил Господь Фому, что он сказал – «Господь мой», но за то, что сказал это позже (чем следовало). «Ты поверил, потому что увидел Меня; блаженны невидевшие и уверовавшие» («Яко видев Мя, веровал еси, блажени не видевшии и веровавше») (Иоан. 20:29). Один укорен, а все мы ублажены; конечно, ублажение это простирается на всех нас и на тех, которые после нас, потому что, не испытав чудес лично, но принимая на веру, все мы являемся участниками этого великого и славного блаженства.
7. От этого повествования, которое мы пробежали сокращенно, перейдем, если вы не утомились обилием сказанного, к другому пророческому изречению. Какому же? «Приидите, взыдем на гору Господню» (Мих. 4:2; ср.Ис.2:3), так как с горы Елеонской вознесся Спаситель. «Придите, и взойдем на гору Господню и в дом Бога Иаковлева». И день этот2 Бог почтил также соименностью с горой. Там Спаситель вознесся с горы, называемой Елеонской, а здесь произрастает так называемая Масличная роща (η ελαια), и близостью к городу, и соименностью воспроизводящая древнее повествование. Спаситель возвел учеников Своих на гору Елеонскую близ Иерусалима. Обрати внимание на сходство – и там, и здесь. «Придите, и взойдем на гору Господню». Взойдем желанием и словом, и посмотрим, какие плоды принесло нам спасительное вознесение.
8. Я хочу взять самую книгу Деяний и рассмотреть с начала по порядку, чтобы вместе с вами исчерпать божественные источники, и в качестве испытателей истины, желающих богатеть в благочестии, сообща исследовать сокровища Священного Писания. «Деяния, – говорится, – апостолов». Самое надписание обнаруживает всю суть дела и заглавие является началом всего повествования. Не всех, однако, апостолов деяния содержатся в этой книге: если исследовать тщательно, то начальные главы книги говорят о чудесах и учении Петра и только отчасти других апостолов, а затем все повествование сосредоточивается на (делах) Павла. Но если повествуется о Петре и Павле, как же книга называется «Деяниями апостолов» вообще? Так как, по (апостолу) Павлу, если прославляется один член, вместе с ним прославляются и все члены, то писатель и не написал: «Деяния Петра и Павла», но употребил общее заглавие: «Деяния апостолов». Кто же составил эту книгу Деяний? Сейчас исследуем. Многие, не зная писателя ее, расходятся между собой во мнениях и противоречат друг другу: одни приписывают Деяния Клименту Римскому, другие – Варнаве, третьи – евангелисту Луке. Ввиду разногласия этих мнений мы обратимся к самому писателю за разъяснением, кто он и что предпринимает, и (посмотрим), нет ли у него указаний на самого себя. «Первую книгу написал я /к тебе/, Феофил, о всем» («Первое убо слово сотворих о всем, о, Феофиле») (Деян. 1:1). Сказав «первое», обращает нашу мысль к вопросу, какое слово называет первым, потому что, если бы написал только одну эту книгу, не мог бы сказать: «Первую книгу написал» («первое ...слово сотворих»). Итак, рассматриваемая книга оказывается второй: первая уже написана раньше. А какую первую книгу написал, объясняет сам: «Первую книгу написал я /к тебе/, Феофил, о всем, что Иисус делал и чему учил от начала» («первое убо слово сотворих о всем, о Феофиле, яже начат Иисус творити же и учити») . Отсюда видно, что не деяния были предметом его первого труда, а Евангелие: «первое слово» – не о том, что сделал Петр и Павел, но о том, «что Иисус делал и чему учил» («яже начат Иисус творити же и учити») . Ясно, что Лука, написавший Евангелие, сам написал и Деяния. Впрочем, посмотрим внимательнее, он ли действительно. «Первую книгу написал я к тебе, Феофил, о всем, что Иисус делал и чему учил от начала до того дня, в который Он вознесся, дав Святым Духом повеления Апостолам, которых Он избрал» («Первое убо слово сотворих о всем, о Феофиле, яже начат Иисус творити же и учити, даже до дне, в оньже заповедав апостолом Духом Святым, ихже избра, вознесеся») (Деян. 1:1-2). Как бы так говорит: «Я описал дела Спасителя и Его учение до вознесения. Прошу вас, будьте внимательны. Первое, – говорит, – мое сочинение обнимает дела Спасителя и Его учение, и доведена эта первая книга до вознесения». А несомненно, ни Матфей, ни Марк, (разве отчасти), ни Иоанн не довели Евангелия до Вознесения, только один Лука. Матфей так оканчивает Евангелие: «Одиннадцать же учеников пошли в Галилею, на гору, куда повелел им Иисус, и, увидев Его, поклонились Ему… И приблизившись, Иисус сказал им: … идите, научите все народы… и се, Я с вами во все дни до скончания века» (Матф. 28:16-20). Таков конец Евангелия. О том, как вознесся Господь, Матфей не сказал. Подобным образом, Марк говорит: «И, выйдя, (жены) побежали от гроба… и никому ничего не сказали, потому что боялись» («и изшедше бежаша от гроба... – и ни комуже ничтоже реша: бояхубося») (Мк. 16:8). И после другого говорит о Вознесении вкратце так: «И так Господь, после беседования с ними, вознесся на небо и воссел одесную Бога. А они пошли и проповедывали везде, при Господнем содействии и подкреплении слова последующими знамениями. Аминь» («Господь же убо по глаголании с [его] к ним вознесеся на небо, и седе одесную Бога. Они же изшедше проповедаша всюду, Господу поспешествующу и слово утверждающу последствующими знаменми. Аминь») (Мк. 16:19-20). Вот и конец Евангелия. Подробного рассказа о Вознесении и у Марка не оказалось. Иоанн (в конце своего Евангелия) рассказывает о явлении Спасителя ученикам при озере Тивериадском. «Иисус говорит Симону Петру: Симон Ионин! любишь ли ты Меня?» (Иоан. 21:15), и (так далее) до конца беседы (между ними). А здесь Иоанн остановился и не упомянул о Вознесении, но говорит: «Многое и другое сотворил Иисус; но, если бы писать о том подробно, то, думаю, и самому миру не вместить бы написанных книг» («многа же и та знамения сотвори Иисус, яже аще бы по единому писана быша, ни самому мню всему миру вместити пишемых книг») (Иоан. 21:25, 20:30). Таким образом, Иоанн и Матфей совсем не вспомнили о Вознесении, а Марк упомянул, но лишь вскользь. Только Лука продолжил полный рассказ до вознесения. На него и ссылается: «Первую книгу написал я к тебе, Феофил, о всем, что Иисус делал и чему учил от начала до того дня, в который Он вознесся, дав Святым Духом повеления Апостолам, которых Он избрал» (Деян. 1:1-2).
9. Кто этот Феофил? В то время он был игемоном и, находясь в должности, принял проповедь (евангельскую); как некогда проконсул Кипра последовал проповеди Павла во время своего проконсульства, так и Феофил, будучи игемоном, был обращен (ко Христу) проповедью Луки. Самого же блаженного Луку он просил описать для него деяния апостолов. «Ты научил, – говорит, – меня делам Христа; научи теперь и делам Его учеников». Поэтому ему посвящает (апостол) и второе свое слово. Ведь и Евангелие Луки было написано для Феофила. Откуда это видно? Сам Лука говорит: «Как уже многие начали составлять повествования о совершенно известных между нами событиях, как передали нам то бывшие с самого начала очевидцами и служителями Слова, то рассудилось и мне, по тщательном исследовании всего сначала, по порядку описать тебе, достопочтенный Феофил, чтобы ты узнал твердое основание того учения, в котором был наставлен» («понеже убо мнози начата чинити повесть о извествованных в нас вещех, якоже предаша нам, иже исперва самовидцы, и слуги бывшии словесе, изволися и мне последовавшу выше вся испытно, поряду писати тебе, державный Феофиле, да разумееши, о нихже научился еси словесех утверждение») (Лук. 1:1-4). «Дочтопочтенный» («державный») – то же, что сиятельный; такой титул давался тогда сиятельным. Откуда это видно? Фест игемон говорит Павлу: «безумствуешь ты, Павел!» («беснуешися ли Павле?») А он отвечает игемону: «Нет, достопочтенный Фест, сказал он, я не безумствую» («не беснуюся, ...державный Фисте») (Деян. 26:24-25). Так и здесь – «достопочтенный Феофил» («державный Феофиле») . Итак, Лука, написав сначала Евангелие и посвятив его Феофилу, теперь тому же Феофилу посвящает и второй свой труд. Какой же именно? «Первую книгу написал я /к тебе/, Феофил, о всем, что Иисус делал и чему учил» И до чего довел ты свой рассказ? «До того дня, в который Он вознесся, дав Святым Духом повеления Апостолам, которых Он избрал». Иными словами: «Я написал, – говорит, – Евангелие с начала до того дня, в который Он вознесся (на небо), дав наставления апостолам, которых избрал Себе ранее». Прошу тебя, обрати внимание: «которым и явил Себя живым, по страдании Своем» («Пред нимиже и постави Себе жива по страдании Своем») (Деян. 1:3). Видишь смелость евангелиста? И в деяниях апостолов он не забывает о богословии. Не сказал: «являясь которым», но – «которым и явил Себя живым» Как и говорил Христос: «разрушьте храм сей, и Я в три дня воздвигну его» («разорите церковь сию, и треми денми воздвигну ю») (Иоан. 2:19). «Которым и явил Себя живым, по страдании Своем, со многими верными доказательствами, в продолжение сорока дней являясь им и говоря о Царствии Божием» («Пред нимиже и постави Себе жива по страдании Своем во мнозех истинных знамениих, денми четыредесятми являяся им и глаголя, яже о царствии Божии») (Деян. 1:3).
10. Обрати внимание, прошу тебя. «Со многими верными доказательствами, в продолжение сорока дней являясь им и говоря о Царствии Божием» В течение сорока дней являлся (Спаситель) ученикам, (но) не каждый день. Притом, после воскресения Он окружал Свою плоть многими (признаками) полной достоверности, чтобы от постоянного лицезрения не ослабело (благоговение перед) величием силы. Ввиду этого было необходимо, чтобы воскресши Он являлся впредь в божественных чертах, а не в привычном для наблюдателей виде; как и говорит (дееписатель): «со многими верными доказательствами, в продолжение сорока дней». Это было уже не обычное наблюдение, но (подтверждаемое) некоторыми несомненными признаками Его бытия. Так, Он являлся ученикам в различных видах, с различными голосами, различной наружности. Часто являлся им и не был ими узнаваем (например), явился бывшим с Петром на рыбной ловле и говорит им: «Дети! есть ли у вас какая пища?» («дети, еда что снедно имате») (Иоан. 21:5), и они не узнали Его ни по внешнему виду, ни по голосу; но Он говорит им: «закиньте сеть по правую сторону лодки, и поймаете» («вверзите мрежу одесную страну корабля, и обрящете») (Ин.21:6); они бросили – и поймали множество рыбы. Не узнавши Его по виду, они тотчас узнали по этому явлению силы; тогда-то евангелист Иоанн говорит Петру: «Это Господь» (Ин. 21:7), будучи убежден в том не зрением, но явлением силы. Поэтому и Лука возглашает: «со многими верными доказательствами, в продолжение сорока дней являясь им и говоря».
   Не просто являясь, но будучи видим известное время. Исследовав тщательно, мы находим, что после воскресения Спаситель одиннадцать раз явился святым апостолам и затем вознесся к Отцу. Так как Он имел одиннадцать учеников – после отпадения Иуды, потерявшего свое место и достоинство вследствие совершенного им злого предательства – то одиннадцать раз и является апостолам; впрочем, не всем вместе, а отдельно – то тем, то другим; например, явился десяти в отсутствие Фомы, а потом опять явился, когда и Фома был с ними. Теперь исследуем счисление, как получается, что Он являлся по числу одиннадцати апостолов одиннадцать раз. Первое явление было Марии, ходившей при гробе, и другим женам. Прежде всех радели Его женщины, которых и блаженный Исайя призывает: «жены… при...дите и возвестите нам» (Ис. 27:11). Итак, явился женщинам. Требующий строгой точности может видеть, что мы не извращаем счета. Во-первых, явился (Господь) женам – Марии и прочим; потом – Петру, затем – Клеопе со спутником на пути в Эммаус, где Он узнан был ими в преломлении хлеба. Но откуда видно, что прежде этих двух явился (Господь) Петру? После вечера (в Эммаусе) Клеопа и спутник его спешили возвестить ученикам, что видели Господа, и нашли апостолов, говорящих, что «Господь истинно воскрес и явился Симону» (Лук. 24:34). Значит, известие, что Петр видел Господа, пришло прежде, чем эти двое передали о своем видении. На это и Павел указывает, говоря: «Ибо я первоначально преподал вам, что и /сам/ принял, /то есть/, что Христос умер за грехи наши, по Писанию, и что Он погребен был, и что воскрес в третий день, по Писанию, и что явился Кифе, потом двенадцати"» («предах бо вам исперва, еже и приях, яко Христос умре грех ради наших по писанием,... и яко возста и явися Кифе, таже единонадесятим») (1 Кор. 15:4-5). Прежде Петру, потом – этим двум. Итак, явился (Господь), во-первых женам, во-вторых – Петру, в-третьих – Клеопе со спутником, в-четвертых – десяти, «когда двери были заперты», в отсутствие Фомы; потом одиннадцати вместе с Фомой – это уже в-пятых. Далее является пятистам братии; и это указывает Павел, говоря: «потом явился более нежели пятистам братий в одно время, из которых большая часть доныне в живых» (1 Кор. 15:6) это – шестое (явление). Потом явился семи на море Тивериадском, ловившим рыбу; потом, по словам Павла, Иакову, наконец – всем апостолам. Прошу тебя, следи внимательно. Итак, ты имеешь прежде всего жен, Петра, Клеопу вдвоем, явление десяти кроме Фомы, явление одиннадцати, пятистам братии – в-шестых, в-седьмых – семи, в-восьмых – Иакову, в-девятых – семидесяти, в-десятых – на горе Галилейской, в-одиннадцатых – на горе Елеонской. В память вознесения Спасителя, столь часто преподававшего мир, нам нельзя не повторить счет для твердости еще раз. Итак, имеешь во-первых – жен, во-вторых – Петра, в-третьих – Клеопу вдвоем, в-четвертых – десять, в-пятых – одиннадцать, в шестых – пятьсот, в-седьмых – семь, в-восьмых – Иакова, в-девятых – семьдесят, в-десятых – на горе Галилейской, в-одиннадцатых – на горе Елеонской.
11. «Являясь им и говоря о Царствии Божием. И, собрав их, Он повелел им: не отлучайтесь из Иерусалима, но ждите обещанного от Отца, о чем вы слышали от Меня» («Являяся им денми четыредесятми и глаголя, яже о царствии Божии. С ними же и ядый повеле им от Иерусалима не отлучатися, но ждати обетования Отча, еже слышасте от Мене») (Деян. 1:3-4). О, великое снисхождение Спасителя! О, многая благость! О, человеколюбие неизреченное! Пусть до страданий Твоих, Господи, Ты ел и возлежал вместе с учениками, зачем и по воскресении Своем Ты входишь с ними в такое общение? «Чтобы этим, – говорит, – утвердить Фому в истине воскресения». Если даже теперь, когда совершалось все это, есть неверующие в воскресение, то не будь этого, т.е., если бы Он не ел и не пил вместе с учениками, кто мог бы заградить необузданные уста дерзающих легкомысленно говорить что угодно о домостроительстве Спасителя? Это научает нас почитать божественную и таинственную трапезу. Часто трапеза совершает то, что недоступно слову. Часто бесчисленные советники не могут примирить обыкновенной вражды, а одна трапеза прекращает войны. Продолжим взятый сейчас пример. Мы не перестаем быть врагами Богу, оставаясь врагами Божественного Слова, как говорит Павел: «будучи врагами, мы примирились с Богом смертью Сына Его» (Рим. 5:10). Мы были врагами; был дарован закон – и не примирил; пришли пророки – и не убедили; враги и неприятели Богу как были, так и остались. Много было гонителей против истины, много борцов против благочестия, много слов, много наставлений, но ничто не прекратило войны. Пришел Христос, утвердил Свою трапезу, дал Себя в снедь и сказал: «приимите, ядите» (Матф. 26:26) – и тотчас прекратил войну и водворил мир. В Египте наказывает богоборцев – и никто не повинуется; поражает мучителей – и никто не покоряется. Здесь предлагает Себя в снедь – и все устыжаются и повинуются. Ударами не убедил, а снедаемый убеждает. Я разумею Снедаемого на таинственной трапезе: «Я есмь, – говорит, – хлеб, сшедший с небес» и дающий «жизнь миру» (Иоан. 6:41, 33). Разделяя с учениками трапезу, (Спаситель) говорил им «о Царствии Божием. И, собрав их, Он повелел им: не отлучайтесь из Иерусалима, но ждите обещанного от Отца, о чем вы слышали от Меня» (Деян. 1:4). Да, мы слышали от Тебя, Господи; Ты говорил: «восхожу к Отцу Моему» (Иоан. 20:17), и умолю Его, и пошлю вам Духа истины, Утешителя». Ты действительно говорил это, но когда обещал Отец? Не сказал (Господь): «ждать обетования Моего», но – «обещанного от Отца, о чем вы слышали от Меня». «Именно, – говорит, – обещал Отец, а Я напомнил». Где же обещал Отец? Ты можешь просмотреть все Евангелие, но не найдешь Слов Отца, обещающего ученикам дать Духа Святого. Где же Он обещал? Устами пророков, как говорит Павел: «Павел, раб Иисуса Христа, призванный Апостол, избранный к благовестию Божию, которое Бог прежде обещал через пророков Своих, в святых писаниях, о Сыне Своем» («Павел, раб Иисус Христов, зван апостол, избран во благовестие Божие, еже прежде обеща пророки Своими в писаниях святых о Сыне Своем») (Рим. 1:1-3).
12. Итак, предвозвестивший Евангелие обещал дать и Духа Святого. Где же обещание Духа? Я ищу с вами вместе, как один из вас по вере и любви ко Христу. Я не раз говорил вашей любви, что овцы и пастыри – по человеческому определению, а перед Христом все овцы: и пастыри, и пасомые – все имеют единого верховного Пастыря. Итак, где обещал Отец Духа Святого? Говорит Бог устами пророка Иоиля: «в последние дни, говорит Бог, излию от Духа Моего на всякую плоть, и будут пророчествовать сыны ваши и дочери ваши» (Деян. 2:16-17; ср. Иоил. 2:28). Вот обещание. Где же исполнение? В сошествии Духа Святого на апостолов, когда Он разделил между ними роды языков, и они начали говорить (разными) языками. (Тогда) их заподозрили, что они пьяны, и Петр говорит: «Мужи Иудейские и все живущие в Иерусалиме!... они не пьяны, как вы думаете, ибо теперь третий час дня; но это есть предреченное пророком Иоилем: И будет в последние дни, говорит Бог, излию от Духа Моего на всякую плоть, и будут пророчествовать сыны ваши и дочери ваши» (Деян. 2:14-17; Иоил., 2:28). Вот обещание Отца. Откуда, однако, видно, что от лица Отца было это обещание? Если я знаю, что и Сын говорил через пророков, то как узнать, Отец ли был говорящим в этом случае? «Излию от Духа Моего на всякую плоть, и будут пророчествовать сыны ваши и дочери ваши… И покажу чудеса на небе вверху и знамения на земле внизу, кровь и огонь и курение дыма» (Деян. 2:17, 19). Я много раз говорил о крови, исшедшей из ребра, потому что это было величайшее чудо – видеть кровь, исходящую из мертвого тела; (пророк и провидел) кровь, истекшую из ребра – огонь, сошедший на апостолов. «Кровь и огонь и курение дыма. Солнце превратится во тьму, и луна – в кровь, прежде нежели наступит день Господень, великий и славный» (Деян. 2:19-20). Из того, как выражается о Сыне, убедись, что говорит Отец: «прежде нежели наступит день Господень», а не сказал – «день Мой». Почему? Если Ты даешь знамения, то почему к другому обращаешь мысль, говоря: «прежде нежели наступит день Господень, великий и славный»? Нужно заметить это. Или, может быть, кто-нибудь скажет, что пророк говорит от своего лица: «прежде нежели наступит день»? Но нельзя было пророку (о себе) сказать: «прежде нежели наступит день Господень, великий и славный. И будет: всякий, кто призовет имя Господне, спасется» (Деян. 2:17-21). Так мог говорить только Бог через пророков. А Павел прибавляет к этому: «Один Господь у всех, богатый для всех, призывающих Его. Ибо всякий, кто призовет имя Господне, спасется». И потом, показывая, что это сказано о Христе, продолжает: «Но как призывать /Того/, в Кого не уверовали? Как веровать /в Того/, о Ком не слыхали? Как слышать без проповедующего? И как проповедовать, если не будут посланы? Как написано: как прекрасны ноги благовествующих мир, благовествующих благое!» (Рим. 10:12-15). Заметь это, прошу тебя. «Повелел им: не отлучайтесь из Иерусалима, но ждите обещанного от Отца, о чем вы слышали от Меня, ибо Иоанн крестил водою, а вы, через несколько дней после сего, будете крещены Духом Святым» (Деян. 1:4-5). После сорока дней оставалось десять до дня Пятидесятницы, когда явился Дух Святый и крестил апостолов не водой, а огнем.
13. Здесь должно разрешить вопрос, затрудняющий многих. Именно – многие спрашивали, были ли до страданий Спасителя апостолы крещены крещением евангельским? Мы не навязываем своего мнения и не доверяемся человеческим рассуждениям в этом вопросе, но твердо держимся Писаний. (В Писаниях) мы находим, что апостолы получили крещение до страданий Христовых, крещение Иоанново. И Спаситель до страданий Своих не дает им другого крещения, чтобы не упразднить проповеди Иоанновой и не дать иудеям повода к нападкам, что Он ввел свое особое крещение из гордости перед Иоанном Крестителем, но позволяет ученикам иметь залог воды, сохраняя для них (на будущее время) благодать Духа. Поэтому, как не имеющим еще Духа, говорит по воскресении: «примите Духа Святого», и прибавляет: «идите во Иерусалим и ждите там, о чем вы слышали от Меня, ибо Иоанн крестил водою, а вы, через несколько дней после сего, будете крещены Духом Святым». Не водой опять, потому что они уже получили (крещение водой), но Духом Святым; не прибавляет воду к воде, но восполняет неполноту тем, чего не имели. «Вы, через несколько дней после сего, будете крещены Духом Святым»; вместо того, чтобы сказать: «через десять дней». Какая нужда в такой отсрочке? Зачем отсрочка? Десять дней полагаются между обещанием и исполнением: это – для испытания веры апостолов. Когда благодать бездействовала и никто не являлся, вера их подвергалась испытанию, сохранят ли они доверие к Обещавшему. Обещал и сказал (Господь): «через несколько дней». Не определил точно (числа) дней, но просто – «через несколько дней». Не все предоставляет нам знать Спаситель, но указывает держаться меры божественного определения. Что слышишь, поучайся; чего не разумеешь, не допытывайся. «Вы... будете крещены Духом Святым». Когда Дух Святый сошел на апостолов в день Пятидесятницы, то наполнил весь дом, где они сидели, чтобы они были крещены Духом Святым, как в воде. А с невидимым соединяет видимое явление, т. е. разделение языков. Таким образом, они были крещены Духом Святым. И что креститься Духом Святым было то же самое, что принять Духа Святого, подтверждает другое повествование. Когда Петр был укоряем учениками: «зачем ты пошел к эллинам и огласил их и дал им крещение и таинства?», он отвечал: «Я был в городе Иоппии, и некто Корнилий сотник прислал за мной, и я, придя, проповедовал учение; но в то самое время, когда я говорил, сошел на них Дух Святый, как на нас вначале». И чтобы показать, что то, что бывшие с Корнилием приняли Духа Святого, было крещением, Петр тотчас говорит: «Тогда вспомнил я слово Господа, как Он говорил: Иоанн крестил водою, а вы будете крещены Духом Святым» (Деян. 11:16).
14. Итак, до страданий Спасителя были крещены апостолы водой и омыты. Но то было омовение во оставление грехов, а не сообщение Святого Духа. «Явился Иоанн, – говорит евангелист, – крестя в пустыне и проповедуя крещение покаяния для прощения грехов» («Прииде Иоанн... проповедая в пустыне крещение покаяния во оставление грехов») (Мк. 1:4). Но нужно объяснить, откуда мы знаем, что апостолы имели это крещение. Ведь Господь не сказал – «Иоанн крестил вас водой», но что он крестил вообще; а отсюда еще не видно, крестил ли и апостолов. Откуда же это известно? Выслушай рассудительно. Когда при омовении ног Петр противоречил, говоря: «Господи! Не умоешь ног моих вовек», Спаситель сказал: «Если не умою тебя, не имеешь части со Мною». Петр возразил: «Господи! не только ноги мои, но и руки и голову», а Спаситель на это ответил: «омытому нужно только ноги умыть» (Иоан. 13:8-10). Видишь, как утвердил Он крещение Иоанново? Нужно иметь в виду, что где не было призывания Отца, Сына и Святого Духа, там крещение только покаяния, а где есть призывание, там крещение всыновления. Спаситель не отменил крещения покаяния, но восполнил призыванием Св. Троицы и затем к этому крещению во имя Св. Троицы присоединил крещение Св. Духом. Еретики отвергли крещение, установленное во имя Святой Троицы, какое было у них, потому что не имели, несчастные, уважения к Владычнему гласу: «омытому нужно только ноги умыть». «А вы, через несколько дней после сего, будете крещены Духом Святым». И здесь не замедлили обнаружиться свойственные человеческой природе любопытство и суетность. Людям всегда свойственно спрашивать: «Когда это будет? Когда придет Христос? Через сколько лет конец? Когда наступит Его царство?» Так и апостолы, поддаваясь человеческой страсти, начинают спрашивать Спасителя: «они, сойдясь, спрашивали Его, говоря: не в сие ли время, Господи, восстановляешь Ты царство Израилю?» («они же... сошедшеся вопрошаху Его, глаголюще: Господи, аще в лето сие устрояеши царствие Израилево») (Деян. 1:6). Хотя Он уже объяснял им – «Когда же приидет Сын Человеческий во славе Своей» (Матф. 25:31), они все-таки спрашивают: «не в сие ли время?» («аще в лето сие?») Они хотели узнать, близко ли теперь ожидаемое царствие, медлит ли спасение? Но Спаситель отвечает: «не ваше дело знать времена или сроки, которые Отец положил в Своей власти» (Деян. 1:7). Апостолам не позволено разыскание времен; неужели же еретикам позволено исследовать природу предвечную и существо премирное? Конечно, нет – и если бы какой еретик стал спрашивать о подобных вещах и сказал: «Как родил Отец, и какой способ божественного рождения?», ты обрати против него слова Господни: «не ваше дело знать времена или сроки»; «не ваше дело» знать рождение и существо Божие, и не только «не «ваше», но и ни ангелов, ни архангелов, ни всякой созданной силы». Кто же может знать это? «Никто не знает Сына, кроме Отца; и Отца не знает никто, кроме Сына» (Матф. 11:27); и «глубины Божии» никому не ведомы, кроме «Духа Божия». «Не ваше дело знать времена или сроки». Ты не стыдишься умеренности апостолов? Сотрапезники Спасителя, которым Он и явился, просвещенные Им, не допускаются знать, но научаются не превышать меры и слышат: «не ваше дело знать времена или сроки», а ты исследуешь? Правда, Даниилу было дано знать времена и лета и меры; ему было сказано: «Семьдесят седмин определены для народа твоего и святаго города3 твоего… семь седмин и шестьдесят две седмины» («семьдесят седмин сократишася о людех твоих... от исхода словесе... еже соградити храм... Седмин седм и седмин шестьдесят две... и едина».) (Дан. 9:24-27). Вот для него было доступно разумение времен, но со временем обуздывается дерзновение, чтобы люди научились, что если о временах не позволено знать, то тем более не должно допытываться о Божественном рождении. «Не ваше дело знать времена или сроки, которые Отец положил в Своей власти». А Сын не положил? Значит, только во власти Отца времена и лета, а Сын не имеет участия? Но если Сын не имеет участие во временах и летах и веках, значит, Павел лжет, когда говорит: «в последние дни сии говорил нам в Сыне, Которого поставил наследником всего, чрез Которого и веки сотворил» (Евр. 1:2)? Если Сын – Творец веков, то и лежат они во власти Сына. Тоже самое, что говорит Павел (заключается и в словах): «которые Отец положил в Своей власти», потому что властью Отца здесь называется Сын, как Его сила и мудрость: «Христа, Божию силу и Божию премудрость» (1 Кор. 1:24).
15. «Не ваше дело знать времена или сроки, которые Отец положил в Своей власти, но вы примете силу, когда сойдет на вас Дух Святый» (Деян. 1:7-8). «Примете силу» – не для того, чтобы разведывать о временах и летах, но чтобы верить Владыке. «И будете Мне свидетелями в Иерусалиме и во всей Иудее и Самарии и даже до края земли». Не измеряй порядка слов, но силу власти. Он сказал: «возвестите всюду»; это показывает Его силу, если слово перешло в дело. Могу и я, не столько со властью, сколько с тщеславием, сказать предстоящим или немногим слугам и братьям: идите к народам и научите всех, всех обратите, победите варваров, поразите всех противящихся царству. Слова исходят, но если за ними не следует дело, я не только осуждаюсь, как лжец, но и наказываюсь, как безрассудный хвастун. Итак, нужно судить слова Спасителя не по тому, что Он сказал, но по тому, что сделал. Он сказал: «научите все народы» (Матф. 28:19). Если слова не оправдались делом, это было хвастовство, а не божественная власть. Сказал также: «проповедайте «даже до края земли». Если есть какой-нибудь край, непричастный проповеди, значит, повеление оказалось ложным. Если же блеск дел затмил самые слова – истинны свидетели и истинен свидетельствуемый. «Сказав сие, Он поднялся в глазах их» («И сия рек, зрящым им взятся») (Деян. 1:9). Мог, конечно, Господь вознестись не явно, но так как имел свидетелями воскресения глаза учеников, то и теперь делает их самовидцами вознесения. «Он поднялся в глазах их, и облако взяло Его из вида их. И когда они смотрели на небо, во время восхождения Его» (Деян. 1:9; Лук. 24:51; Деян. 1:10), вознесся, поднялся, несся вверх и взошел. «Ибо Христос вошел не в рукотворенное святилище… но в самое небо, чтобы предстать ныне за нас пред лице Божие» (Евр. 9:24). И не только взошел, но и прошел. «Имея Первосвященника великого, прошедшего небеса», – говорит Павел (Евр. 4:14). Взошел, поднялся, вознесся, шел, прошел. Смотри: взошел, как имеющий власть, чтобы исполнилось слово пророческое: «Восшел Бог при восклицаниях» («взыде Бог в воскликновении»). Об этом говорит пророк с полной уверенностью. «Восшел Бог при восклицаниях: поднимите, врата, верхи ваши, и поднимитесь, двери вечные, и войдет Царь славы!» («возмите врата князи ваша, и возмитеся врата вечная, и внидет Царь славы») (Пс.46:6, 23:7). Внидет: «Ибо Христос вошел не в рукотворенное святилище… но в самое небо» – «внидет Царь славы». Но случилось две вещи. Как ранее земля была изумлена, увидев Спасителя, облеченного телом, и, как свойственно нам, когда мы видим новое лицо, спрашивать: «Кто это?» – о знакомом никто, конечно, не спрашивает, так земля и при виде Спасителя, обладающего божественной силой и повелевающего ветрами и морем, спрашивает: «Кто это, что и ветры и море повинуются Ему?» (Матф. 8:27). Итак, как земля в изумлении вопияла: «Кто это?», так теперь небо, видя во плоти Божество, с изумлением говорит: «Кто сей Царь славы?» (Псал. 23:8).
16. Вот еще достойное удивления. Пришел Спаситель на землю, и придя, принес Духа Святого, а взойдя на небо, вознес тело святое, чтобы дать миру залог спасения, Силу Духа Святого. Другим залогом спасения для того же мира должен христианин считать святое тело Христово. Говоря так, я имею в виду и тебя, и каждое лицо христианское. Я христианин и Божий. На каком основании? Я имею Духа Святого, с неба сошедшего. Хочешь ли другого доказательства? Я получил с неба Духа Божия, я имею верный залог спасения. Какой залог? Вверху – тело Его, внизу – Духа Святого в нас. Ты сомневаешься, еретик, что мы Божий? Бог и люди соединились в один род. Как брак соединяет различные стороны, и по сочетании мужа с женой целых два рода входят в родство, причем один оказывается племянником, а другой дядей, хотя бы никогда и не видали друг друга, так по воплощении Христа через Его плоть вся церковь сделалась родной Христу: и Павел родственник Христу, и Петр, и всякий верный, все мы, всякий благочестивый. Поэтому говорит Павел: «мы, будучи родом Божиим» (Деян. 17:29). Впрочем, я знаю, в каком смысле это сказано, и не берусь исследовать всю эту историю: для моей цели достаточно одного того, что Павел утверждает о роде. И опять в другом месте он говорит: «И вы – тело Христово…» « члены тела Его, от плоти Его и от костей Его:» (1 Кор. 12:27, Еф. 5:30)4 («мы есмы тело Христово и уди от части... от плоти Его») . Иными словами, по плоти, которую Христос принял, мы родные Ему. Итак, имеем залог Его на небе, именно, тело Его, от нас заимствованное, и на земле – Духа Святого, обитающего с нами. И вот удивительно: нельзя сказать, что Дух сошел с неба, и Его уже нет более на небе, так что выменяли друг у друга тело – небо, а Дух – землю, но и с нами Дух, и везде, и на небе. «Куда, – говорит псалмопевец, – пойду от Духа Твоего?» (Пс. 138:7). И что удивляешься, что Дух и с нами, и на небе, а тело Христово и на небе, и с нами? Получило небо святое тело, приняла и земля Святого Духа. Пришел Христос – и принес Святого Духа, взошел – и вознес наше тело. И вот – образ Адама, погребенный во гробе, является уже не среди ангелов, но превыше ангелов восседает со Отцом, чтобы и нас посадить с Собой. О, ужасное и странное устроение! О, великий Царь, великий во всем, великий и удивительный! И как сказал пророк: «Господи, Боже наш! как величественно имя Твое по всей земле! Слава Твоя простирается превыше небес!» («Господи Господь Наш, яко чудно имя Твое по всей земли, яко взятся великолепие Твое превыше небес») (Псал. 8:2). «Взяло облако» Божество; слово в слово: «в глазах их… облако взяло Его», великий во всем; великий Бог, великий Господь. «Велик Господь и всехвален» («Велий Господь и хвален зело») (Псал. 47:2). Великий Бог, великий Господь, великий и Царь: «великий Царь над всею землею» (Псал. 46:3). «Радость всей земли гора Сион; на северной стороне /ее/ город великого Царя» («Горы Сионския, ребра северовы, град Царя великого») (Псал. 47:3). Великий пророк, великий священник, великий свет, великий во всем. И Писание всегда с воодушевлением называет Его великим; например, Павел говорит: «великого Бога и Спаса нашего Иисуса Христа» (Тит. 2:13), или Давид: «Велик Господь и всехвален» («велий Господь и хвален зело») (Псал. 47:2). Великий Царь, великий пророк; когда Иисус творил чудеса, говорили народы: «великий пророк восстал между нами, и Бог посетил народ Свой» («яко пророк велий воста в нас, и яко посети Бог людей своих») (Лук. 7:16). И не только по Божеству велик, но и по плоти; как по Божеству – Бог великий, и Господь великий, и царь великий, так с другой стороны – великий священник и великий пророк. Откуда это? Говорит Павел: «имея Первосвященника великого, прошедшего небеса, Иисуса Сына Божия, будем твердо держаться исповедания /нашего/» (Евр. 4:14). Если Господь – архиерей великий и пророк великий, то подлинно посетил Бог людей Своих и воздвиг пророка великого во Израиле. Если Он великий пророк, великий священник, великий царь, то и свет великий: «Галилея языческая... Народ, сидящий во тьме, увидит свет великий» (Ис. 9:1-2). Даже и день Его называет пророк великим: «прежде нежели наступит день Господень, великий и страшный» («прежде даже не прийти дню Господню великому и просвещенному») (Иоил. 2:31). Везде слыша о великом и великих делах Господних, с чего ты вздумал, еретик, раскалывать и умалять великое? Итак, будем иметь залог нашей жизни на небе, куда мы совознесены с Христом. И потом опять будем восхищены на облаках, если будем достойны встретить на облаках. Подсудимый не устраивает встречи судье, но является к нему с покорностью – не устраивает встречи, потому что лишен смелости. Итак, будем молиться и мы все, возлюбленные, чтобы нам оказаться хотя бы в последних рядах встречающих, потому что, как при встрече царя, хотя бы не все участники были равночестны, но почитаются им одинаково, так будет и тогда. Не все одинаково потрудились: «каждый получит свою награду по своему труду» (1 Кор. 3:8). Да не будет никаких препятствий Слову Божию, но нераздельно с истиной будем дерзновенны все в любви Христовой, питая народ, орошая души, будучи разделены душами, но не разъединены в мыслях. Враг мира имеет судящего. Хотя бы мы и могли уверять людей, но так как перед Богом мы открыты во всей наготе, то Его именно, надзирающего мысли и взыскивающего всякое ложное слово, призываем во свидетели, что мы никогда не хотели и не хотим быть врагами мира. И если бы мы разрушили мир, мы были бы врагами тех, которые слышали от Христа: «мир вам!» Но что мы хотим, и стараемся, и горячо желаем мира, свидетель Тот, Кто знает это; об остальном мы будем молчать. Принявший Бога посредником не оскорбляет вышнего судилища своими оправданиями. А Бог силен дать мир, утвердить мир, водворить мир и среди проповедующих, и среди внимающих проповеди, и среди учащих, и среди учащихся, чтобы, начавши с мира и утвердившись в мире и исполнившись мира, нам вознести от лица всех славу Богу мира, Отцу и Сыну, и Святому Духу, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

Беседа первая.
   Неразрывно и непоколебимо соединились между собой три удивительных чуда, неизвестных от начала времени и превосходящих силы самой природы нашей. Да, тройной канат нелегко разорвать. Чудеса эти следующие: рождение незамужней матерью, воскресение после тридневной смерти, вознесение плоти на небеса. История знает рождающих неплодных женщин, однако же, рождающих не вне брачного соединения; знает воскресавших мертвецов, но воскресавших не для бесконечной жизни; знает возносящегося пророка, но возносящегося как бы на небо, т. е., не на истинное небо. Илия переменил одно место на другое, а Спаситель восшел туда же, откуда и нисшел – восшел в присутствии мужей и женщин, во множестве созерцавших Его до тех пор, пока их пристально смотревшие в высоту очи не ослабели, причем ангелы дали им свидетельство касательно того, что они видели, и предвозвестили второе Его пришествие. «Вдруг, – говорит Писание, – предстали им два мужа в белой одежде и сказали: мужи Галилейские! что вы стоите и смотрите на небо?», и проч. (Деян. 1:10-11). О, сколь много совершено благим Господом ради лукавых рабов, для их спасения! Он нисшел с небес, восшел на небеса, снова придет с небес. Но как придет? Не другую восприняв ипостась, а в плотском образе, в человеческом виде; однако же, не перенося уничижения, как прежде, не засыпая в корабле, не испытывая тягостной жажды у колодца, не сидя «на молодом осле» (Иоан. 12:15), но устремляясь на осленке облачном; не рыбарей ведя с Собой, но сопровождаемый ангелами; не стоя возле судейской кафедры, но Сам судя, и самим рыбарям даруя судейскую власть, как и Сам учит, говоря Своим ученикам: «когда сядет Сын Человеческий на престоле славы Своей, сядете и вы на двенадцати престолах судить двенадцать колен Израилевых» (Матф. 19:28). А иудеям – «если Я /силою/ веельзевула изгоняю бесов, то сыновья ваши чьею силою изгоняют? Посему они будут вам судьями» (Матф. 12:27), потому что, будучи из иудеев, не мыслили по-иудейски, но своим сродникам, убийцам Господа, предпочли страдания Христовы и Его язвы. Великое чудо, необыкновенное судилище! Странно видеть, что рыбарь судит, фарисей же судится, что делатель палаток сидит с дерзновением, архиерей же со стенаниями дает отчет. А зачем ударяли Господа по ланите, били по главе и, наконец, «Наследника» убили вне виноградника? Зачем ввергали Петра в темницу? Зачем наносили Павлу «пять раз... по сорок /ударов/ без одного» (2 Кор. 11:24)? Но достойный удивления в глазах иудеев архиерей Анания повелел своим слугам ударять по устам Павловым, по устам Павла, по устам благодати, по устам истины, по органу жизни, который звучит громче всякой трубы, стройнее всякой гармонии, по органу Христову, по флейте Духа. Павел своим языком возвещал то, что было угодно Святому Духу. Поэтому думаю, что Давид говорил от лица Павла: «язык мой – трость книжника скорописца» (Псал. 44:2). Что же говорит Анании Павел, заранее созерцая грозящее ему наказание? «Бог будет бить тебя, стена подбеленная!» («повапленная») (Деян. 23:3). «Стена подбеленная» («повапленная») – гроб украшенный, снаружи – враг, внутри – мертвец. Так как нам предлежит дать отчет во всем, что сделано нами во время своей жизни, так как предстоит всемирный суд, на котором спросят о том, что мы сделали со вверенными нам талантами, взыщут за отвержение таинственного брака, спросят о светильниках брачной горницы, о возрастании семени, о плоде виноградника и обо всем, что Он открыл нам через Свои притчи, то взвесим свою жизнь, переменим ее дела, не занимаясь более меною серебра, не добывая себе золота, не ссужая деньгами за большие проценты, потому что Судья гнушается этого, но доставляя пропитание бедным, проявляя страннолюбив, призывая Бога и делая все, что может смягчить гнев Судьи. Взирая на Авраама, постигни выгоду от страннолюбия; о пользе усердной молитвы заключай по примеру ниневитян; взирай на сокровищницу милостыни в Тавифе; она, бездыханная, лежала на одре, готовились зарыть ее в могилу; но «вдовицы», окружив Петра и показывая дары мертвой, исторгли умершую из ада (Деян. 9:36-41). Если слезы вдовиц оживили мертвое тело, которое, очевидно, снова имело умереть впоследствии, то что, по-твоему мнению, воздаст Судья в отплату за благодеяния тем, которые щедрой рукой питали бедных и не лишили себя их свидетельского показания? Тогдашний дар будет неотъемлем, так как между ним и его обладателем станет уже не смерть, но взамен смерти будет иметь место вечная жизнь. «Ибо вострубит, – говорит Писание, – и мертвые во Христе воскреснут нетленными» (1 Кор. 15:52) и неизменными, по примеру Господа. И как Его «взяло некоторое облако» (Деян. 1:9), так и мы, по слову Павла, «восхищены будем на облаках» (1Сол.4:17). И как Он восшел при радостном крике и трубном звуке, таким же точно образом и мы, услышав архангельскую трубу и стряхнув с себя облако смерти, как сон, соединимся с Начальником жизни: «И тако, – говорит Писание, – всегда с Господом будем» (1Фес. 4:17), помышляя о Господнем, охраняя Его заповеди. Да удостоимся же все мы услышать тот блаженный голос: «Хорошо, добрый и верный раб! В малом ты был верен, над многим тебя поставлю; войди в радость господина твоего» (Матф. 25:21). Ему слава и держава во веки веков. Аминь.
Беседа вторая
    «Благословен Бог!» Сегодня благовременно всем нам громко произнести то пророческое изречение, сообща восхвалить нашего всех Господа и сказать: «Кто изречет могущество Господа, возвестит все хвалы Его?» («кто возглаголет силы Господни? Слышаны сотворит вся хвалы Его») (Псал. 105:2). Сегодня наш «первенец»5 («начаток») (1Кор.15:23) восшел на небо и Тот, Кто воспринял Себе нашу плоть, получил Отческий престол, чтобы примирить рабов с Богом, уничтожить древнюю вражду и даровать еще живущим на земле людям мир вышних сил. Общие у нас сегодня награды за победу над диаволом, общие воздаяния за борьбу, общие возмездия за подвиги, общие венцы, общая слава. Поэтому возвеселимся все, видя, что наш «начаток» восседает в горних и что наше естество занимает место на троне одесную Бога. Если дивный пророк ублажает «имеющих племя в Сионе и южики6 во Иерусалиме» (Ис. 31:9), то гораздо более надлежит радоваться и утешаться нам, видящим, что наш «начаток» восшел на самую вершину неба и занял царский престол. В самом деле, размысли, возлюбленный, сколь велика благость нашего Бога и сколь неизреченно домостроительство Его, проявившееся в отношении к нашему роду, из-за диавольского обольщения изгнанному из рая; и на какую высоту вдруг Бог возвел его, подпавшего столь великому проклятию! И каким образом мы, оказавшиеся недостойными земли, сегодня возведены на небо, и наше естество, которое прежде было сочтено недостойным даже и рая, заняло на небе первое место; естество, бывшее для демонов предметом поругания, сегодня встречает поклонение себе со стороны ангелов и горних сил! О, блаженная зависть! О, драгоценные козни! О, зависть – причина прекрасных дел, виновница бесчисленных наших благ, ты родила закон бессмертия. Тот лукавый демон, позавидовав нашему естеству, имевшему местопребывание на земле, теперь видит, что ему поклоняются на небе; и украв, как он думал, великое и несравненное, теперь видит, что мы наслаждаемся большими и блистательнейшими, по сравнению с прежними, благами. Поэтому-то сегодня я и веселюсь и радуюсь; приглашаю и вас принять участие в моем ликовании. Недостойные и земной чести, мы вознеслись к наивысшему царству, поднялись выше небес, достигли царского престола; и естество, из-за которого херувим охранял рай, шествует, встречая поклонение. Поэтому, возлюбленный, приди в изумление перед мудрым планом твоего Господа и прославь Его, столь многое тебе даровавшего. Щедрость дара превзошла величину наказания. В самом деле, обрати внимание: мы были изгнаны из рая, а введены в самое небо; мы были осуждены на смерть, но даровано нам бессмертие; мы навлекли на себя неблаговоление и были отринуты, а теперь удостоены имени чад Божиих, и не только чад, но и наследников, и не только наследников, но и сонаследников Христовых. Смотри, насколько дарованное нам Господом важнее по сравнению с тем, что было у нас отнято! Но, когда ты слышишь, что Он восшел и вознесся, то остерегайся предположить, что в отношении к Богу возможно нисхождение в смысле места; Божество все наполняет и всюду присутствует, и нет места, где бы Бог не находился, как все надзирающий и как Творец всего. Тело, восприняв которое Он соблаговолил явится на земле, одного происхождения с нашим; оно одинаково с нашим во всех отношениях; возносящееся тело – наше. И поэтому сегодня все вместе громко произнесем то пророческое изречение: «Восшел Бог при восклицаниях, Господь при звуке трубном» («взыде Бог в воскликновении, Господь во гласе трубне») (Псал. 46:6), и отпразднуем это светлое и блистательное торжество, так как все без исключения насладились и даром Господним. Как человеколюбивый господин, полюбив своего слугу, не гнушается, вследствие любви к нему, облекаться в его платье, так и Господь наш Христос, возлюбив наше естество и видя, что оно впало в бездну зла, что не имеет никакой надежды на спасение и что нуждается в великом снисхождении, соблаговолил воспринять наше тело. И поэтому, явившись в мире, Он освободил всех людей от заблуждения и возвел к истине; и в Евангелии восклицает, говоря: «Я пришел призвать не праведников, но грешников к покаянию» (Матф. 9:13). Итак, что восхотел, совершил; человеческое естество, лежавшее долу, восставил, и проявил столь великое человеколюбие, что человеческий разум не может обнять смысла происшедших событий. Скажи мне, каким образом мы, навлекшие на себя неблаговоление, оказавшиеся недостойными земли и лишенные земной чести, вдруг возведены на столь великую высоту? Почему войне наступил конец? Почему гнев более не проявляется? В самом деле, необыкновенно и величайшего изумления преисполнено то обстоятельство, что не мы обратились за помощью, но что Сам Он, праведно негодующий на нас, явился Ходатаем за нас, и таким образом возник мир. И Павел восклицает, говоря: «как бы Сам Бог увещевает через нас; от имени Христова просим» («по Христе убо молим, яко Богу молящу нами») (2Кор. 5:20). Видишь ли изумительнейшую мудрость, видишь ли неизреченное Господне человеколюбие, замечаешь ли необыкновенное попечение? Теперь уничтожено жало смерти; теперь положен конец победе ада; теперь ниспровергнуто могущество смерти; теперь упразднена вражда; теперь угасла долговременная война; люди тогда уподобились ангелам; они соединились с последними, и вследствие соименности той и другой сторон возник тесный между ними союз. Общий всем Господь, примирив Своего Отца с человеческим родом, вознесся. А что Он вознесся по этой причине, послушай о том Его Самого: «лучше для вас, чтобы Я пошел; ибо, если Я не пойду, Утешитель не приидет к вам» («уне есть вам, да Аз иду: аще бо не иду Аз, Утешитель не приидет к вам») (Иоан. 16:7). В доказательство нашего примирения Он обещает послать нам Утешителя. В самом деле, обрати внимание на то, что далее и с какой заботливостью прибавлено Господом: «Он... , – говорит Господь, – наставит вас на всякую истину» (Иоан. 16:13). Ясно, что ниспосланный Святой Дух будет путеводить к истине всех нас, заблуждающихся и склоняющихся то в ту, то в другую сторону. Так как Сам Бог гневался на нас, а мы в такой степени отвращались от человеколюбивого Владыки, то Господь наш Христос, явившись Посредником, совершил примирение. Он поистине сокрушил «стоявшую посреди преграду» («средостение ограды») (Ефес. 2:14). Поэтому, взирая на Господа наших «начатков», мы имеем уже добрые надежды. И вот, что бы ты ни сказал, я более не боюсь; скажешь ли о черве, или о пепле, или об огне, или о наказании, или о скрежете зубов, или о золе, или о чем бы то ни было, все презираю без труда, взирая на мои «начатки», т. е., на Христа, Который восседает в горних и почти беседует со всеми людьми и взывает: оставьте, наконец, свою беспечность и познайте свое благородство, размыслив о количестве даров, во владение которыми имеете вступить спустя немного времени. Живя вместе с апостолами, «повелел им: не отлучайтесь из Иерусалима, но ждите обещанного от Отца» (Деян.1:4). Заметь и в этом попечение Господа: видя немощь человеческого естества и зная, что оно сильно нуждается в поддержке, Он даровал помощь Святого Духа, чтобы человек стал неодолим диавольскими кознями. Случилось подобное тому, как если какой-либо прекрасный полководец заметит, что находящиеся под его начальством воины не выносят неприятельских угроз, но поражены страхом, и укрепит всех их, отовсюду оградив панцирем, щитом, шлемом и остальными принадлежностями полного вооружения; так и Господь наш Иисус Христос, увидев, что могущество противных сил велико и что поэтому человеческое естество имеет большую нужду в помощи, даровал благодать Святого Духа, чтобы человек, прежде боявшийся демонских полчищ, теперь явился для них страшным и привел их в ужас, и чтобы одним только появлением своим обратил коварного змия в бегство. Такова благодать Святого Духа: где бы она ни явилась, она обращает демонские полчища и все враждебные силы в бегство. «Вы примете силу, – говорит Господь, – когда сойдет на вас Дух Святый; и будете Мне свидетелями в Иерусалиме и во всей Иудее и Самарии и даже до края земли» (Деян. 1:8). Что же это была за сила? Об этом Он говорил им немного раньше: «больных исцеляйте, прокаженных очищайте, ...бесов изгоняйте» (Матф. 10:8) и т. п; по Его словам, не будет ни одной столь тяжкой болезни, которая не уступила бы силе Святого Духа. Столь великих для нас благ явился причиной настоящий день. Сегодня ангелы, видя, что наше естество блистает с высоты Царского престола, получили то, чего давно сильно желали. А чтобы ты понял различие между рабом и Господом, обрати внимание на то, что, когда возносился Илия он восходил на огненной колеснице: когда же Господь наш возносился со Своей плотию, при Его восхождении Ему служило облако. «Он поднялся в глазах их, – говорит Писание, – и облако взяло Его из вида их» («Зрящим им, взятся, и облак подъят Его от очию их») (Деян. 1:9). И тот, т. е., Илия, восходил как бы на небо, потому что он был раб, а Христос вознесся на самое небо, потому что Он был Господь. «Вдруг предстали им два мужа в белой одежде и сказали: мужи Галилейские! что вы стоите и смотрите на небо? Сей Иисус, вознесшийся от вас на небо, придет таким же образом, как вы видели Его восходящим на небо» («Се мужа два стаста... во одежди беле и говорят им: ...сей Иисус, вознесыйся от вас на небо, такожде приидет, имже образом видесте Его») (Деян. 1:10-11). Когда надлежало быть призванным рабу, то за ним посылалась колесница; когда же – Сыну, то – царский престол, и не просто престол, но самый Отческий престол. Послушай, что велегласно говорит об Отце Исайя: «Вот, Господь восседит на облаке легком» («се Господь седит на облаце легце») (Ис. 19:1). Поэтому Он ниспослал облако и Сыну. Илия, восходя, оставил свою милоть Елисею; Иисус же, возносясь, излил на Своих учеников благодатные дарования, производящие не одного пророка, но бесчисленных Елисеев, лучше же сказать – гораздо более великих, чем Елисей, и более, чем он, блистательных. Обдумывая все это, возлюбленные, отплатим с своей стороны нашему Господу своей прекрасной жизнью, чтобы, как Он прославил нас Своими благодатными дарованиями, так и мы своими добродетельными поступками и прекрасной жизнью сделали бы Бога милостивым. Итак, прославим нашего Господа и с презрением отнесемся к заманчивому великолепию настоящих вещей; этого рода наставление – самое наилучшее; оно может и неверных руководствовать к истине, так как они не столько обращают внимания на наши слова, сколько на наши дела. Поэтому и Христос говорил: «блажен, «кто сотворит и научит» (Матф. 5:19), говорил, разъясняя, что учение делами более совершенно, чем наставление словами, и что оно в большей степени, чем последнее, в состоянии привести на истинный путь людей невежественных. Постараемся же угодить Богу и тщательно устроить свою жизнь, чтобы получить себе благодать Духа и, при помощи силы Его, с большей легкостью упражняться в делах добродетели, потому что где благодать увидит душу трезвую, там она изливается обильно. Поэтому, прошу, настроим себя должным образом, чтобы, укрепляемые силой Духа, мы беспечально провели настоящую жизнь, получили будущие блага и удостоились небесного царства, что да получим все мы по благодати и человеколюбию Господа нашего Иисуса Христа, искупившего нас честной кровью живоносного ребра Своего и освободившего нас от заблуждения и от рабства. С Ним подобает честь и сила, всякая слава и великолепие Отцу и Святому и Животворящему Духу ныне и присно, и во веки веков. Аминь.
Беседа третья
   Предо мной открывается блистательное церковное зрелище, возбуждающее не суетный смех у людей, а неистовую скорбь у диавола. Он видит в горних тот «корень», Который воскрешает находящихся в преисподней мертвецов; он видит, что на земле преданный им на крестную смерть теперь взирает с неба; видит, что земля наполнилась ангелами; видит, что воздух необычно становится проходимым; видит, что небесные силы выходят навстречу и слышит, что одни из них говорят: «Поднимите, врата, верхи ваши, и войдет Царь славы!» («возьмите врата князи ваша, и внидет Царь славы») (Псал. 23:7), а другие, в свою очередь, встречая и сопровождая Христа, восклицают: «Господь силен в брани» (Пс.23:8). В какой «брани»? В той, которую Он предпринял за нас со всеобщим врагом. Последнего не был в состоянии преодолеть никто из людей: ни из пророков, ни из праведников. Все находились под тиранией царствовавшей тогда смерти, пока не явился Царь веков, который, связав сильного, взял его оружие. И когда Господа пригвождали ко кресту, то силы небесные были приведены этим в изумление, вся тварь пришла в смятение, видя новое таинство и созерцая страшное, происходившее на земле, зрелище. Земля поколебалась, море пришло в движение, взволновалась бездна, вся тварь пришла в страх; ужаснулись светила небесные, солнце и луна обратились в бегство, звезды померкли, день не устоял; после того, как разорвалась в храме завеса, устрашенный ангел улетел оттуда; мрак наполнил землю; стихии отступились от своего порядка, день изменился. Видя своего Господа и Творца висящим на древе, творения не могли перенести этого. Тогда ад подвергся разрушению, врата его сокрушились и запоры его были сломаны. Об этом пророчествуя, Давид говорил: «яко сокруши врата медная, и вереи железныя сломи» (Псал. 106:16). Царствовавшая смерть тогда низринута под ноги Христа, и с триумфом повлечена, как пленница. Воскресая нетленным и преславным телом, Он сокрушил силу врага, расстроил его замыслы, нисшел в царство ада; разрушил вражий престол, совлек со врага диадему, уничтожил его царские жезлы и сказал находившимся в аду пленникам: «Идите, все племена народов, к Отцу и Богу; идите и получите освобождение от рабства; Я вывожу вас из рабства на свободу, из тьмы в свет, из области тирана в государство, управляемое Царем. Я – Христос – благовествую вам жизнь. Поэтому уже и не бойтесь тирана, но презирайте страх смерти, голод и скорбь, узы, темницу и беды. Этого боится войско тирана, которое разбито; из всех только Я один – победоносный Царь, пострадавший за вас Своей плотью». Итак, Он – поистине непреодолимый и могущественный Господь; Он силен в брани; Он – Царь славы, мужественно изведший скованных узников и находившихся во гробах. Относительно Него говорил Давид: «восшел на высоту, пленил плен» (Псал. 67:19). Конечно, всякий христианский праздник – осуждение диавола; а нынешний – в особенности. Во все остальные праздники, проявляя свою злобу и нисколько не успевая в своих намерениях, он все-таки ликовал. Например: когда Дева чудесно зачала, он приписал причину этого любодейному деянию; когда Она неизглаголанно родила, стал клеветать, что Она – не дева; когда питающего всякую тварь вскармливала Мать, тогда диавол внушил Ироду мысль избить младенцев, надеясь среди них захватить неудержимого; поспешавшему ко крещению приготовляет затем искушение; когда Господь беседовал с иудеями, то, по действию диавола, подвергался с их стороны злословию, а когда творил чудеса, то, по диавольским же наветам, иудеи пытались побить Его камнями; диавол предпочел Ему убийцу и разбойника; вместе с распятым распял разбойников; у погребенного запечатал гроб; когда Христос воскрес, то диавол превратно толковал Его воскресение; а когда Господь возносился и шествовал на небеса, то диавол уже не мог сказать чего-либо, но в еще большей, чем прежде, степени изранил свою голову. Поэтому сегодняшний праздник более тягостен для диавола, чем всякое другое торжество, так как последний видит, что ангельское воинство все и повсюду ликует, что одни ангелы сопутствуют Господу, а другие шествуют впереди Его, иные – навстречу Ему, некоторые, в свою очередь, беседуют с ликом апостолов и говорят: «мужи Галилейские! что вы стоите и смотрите на небо? Сей Иисус, вознесшийся от вас на небо, придет таким же образом, как вы видели Его восходящим на небо» («мужие Галилейстии, что стоите зряще на небо? Сей Иисус, вознесыйся от вас на небо, такожде снова приидет, имже образом видесте Его идуща на небо») (Деян. 1:11). «Сей Иисус», показавший множество знамений. Итак, день Господня вознесения причинил диаволу, как сказано, скорбь, а верным – веселье. Теперь воссияла радостная весна и выросли очаровательные цветы; ветви виноградника обременены плодами, масличные деревья цветут, смоковницы уже произвели свои плоды, и густейшие нивы приводятся в движение зефиром, подражая приятному колебанию морских волн. Вследствие Господня Вознесения все веселится вместе с нами. Поэтому и я произнесу перед вами слова Давида, которые он прекрасно изрек по поводу Господня Вознесения: «Восплещите руками все народы, воскликните Богу гласом радости. Восшел… Господь при звуке трубном» (Псал. 46:2, 6) туда, где Он был; вознесся туда, откуда и не отлучался. «Нисшедший, Он же есть и восшедший превыше всех небес» (Ефес. 4:10); не иной явился пророкам и обращался с апостолами, не иной находился в лоне Отца и был судим Пилатом, не иной был пригвожден ко кресту гвоздями и шествовал на херувимах, не иной был обвит Иосифовой плащаницей и объемлет дланью тварь, не иной был положен в гробе и восхваляем серафимами; но именно Тот Самый, Который сидит с Отцом и бессеменно зачат в девственной утробе. «Восшел Бог при восклицаниях, Господь при звуке трубном» (Псал. 46:6). Творец веков, Тот, Который произвел все из небытия в бытие, Создатель Адама, Тот, Который произвел человеческое естество, Который переселил угодившего Ему Еноха в страну жизни, сохранил Ноя среди вселенной, призвал патриарха Авраама из Халдейской земли, через Исаака предызобразил таинство креста, даровал Иакову рождение двенадцати сыновей, подверг испытанию терпение Иова, поставил Моисея вождем народа, преисполнил Самуила пророческим даром еще во чреве его матери, избрал пастыря овец Давида царем, даровал Соломону мудрость, в вихре вознес Илию на огненной колеснице, вдохнул в пророков силу предведения будущего, апостолам сообщил дар исцелений, – Тот, Который сказал им же: «мужайтесь: Я победил мир» (Иоан. 16:33), Он – Господь славы, вознесшийся на небеса «при восклицаниях» («в воскликновении») (Псал. 46:6) и севший одесную Отца. По покорении Ему ангелов, властей и сил (см. 1Кор. 15:28), да приимет наши напряженные молитвы и да соделает нас победителями искушений мира! Да подчинит нам все войско нечистых духов, говоря нам: «се, даю вам власть наступать на змей и скорпионов» (Лук. 10:19)! Да сохранит нас невредимыми и беспорочными, здравыми и целыми душой, телом и духом, исполненными плодов правды и доброделания Бог всех, соблаговоливший собрать нас воедино для совершения спасительного празднества! Ему подобает всякая слава, честь и поклонение, Отцу, и Сыну и Святому Духу, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.
Беседа четвертая
   Конечно, всякий праздник, имеющий своим предметом Христово домостроительство, радостен и веселит сердца верных; радостно также и сегодняшнее празднество. Почему оно радостно, покажем в дальнейшей своей речи. Как написано, Бог совершил все Свои дела в шесть дней, а в седьмой почил (Быт. 2:2). Поэтому и «в последние дни» (Евр. 1:2), соблаговолив «взыскать и спасти погибших» (Мф.18:11; Лк.19:10) и вочеловечившись, Слово Божие таким же точно образом передало нам, соответственно числу дней миротворения, и праздники, имеющие своим предметом Его домостроительство. Итак, первый корень праздников Христа – Его плотское от святой Девы и Богородицы Марии после зачатия чудесное рождение. Через последнее Христос Бог, преклоняющий небеса, явился на землю, чтобы спасти погибший мир. При Христовом рождении ангелы, явившись пастырям и объясняя необыкновенное таинство чуда, восклицали: «Слава в вышних Богу, и на земле мир, в человеках благоволение!» (Лук. 2:14). Отсюда и справедливо Рождество Христово названо первым праздником. Второй же праздник – явление Христа Бога нашего, когда, придя на Иордан, Он показал всем людям снисхождение неизреченного Своего благоутробия, и когда был слышан с неба голос Отца, свидетельствовавший о Нем: «Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение» (Матф. 3:17). А также и Дух, сошедший в виде голубя, пребыл на Нем, так что в одно мгновение времени ясно явилась вся единосущная Троица. Достойным Ее очевидцем был Господень Предтеча – Иоанн. О данном Богоявлении и блаженный апостол Павел говорит: «явилась благодать Божия, спасительная для всех человеков» (Тит. 2:11). Так как отсюда возникло спасение всех людей, то достойно и праздник называется со стороны благочестивых весьма великим. Третий из праздников – святой, досточтимый и всечестный день спасительного страдания Христа, истинного Бога нашего, когда, плотию пригвожденный на кресте, Он уничтожил запись, которую вел против нас грех, и когда одним только словом ввел в рай за преслушание изгнанного из него Адама, так как Он говорит разбойнику: «ныне же будешь со Мною в раю» (Лук. 23:43). Посему и этот праздник является весьма великим и в преимущественной степени таковым, потому что Павел сказал: «Пасха наша, Христос, заклан за нас» (1 Кор. 5:7). Четвертый праздник – преславный и примиряющий нас с Богом день святого Воскресения Христа Бога нашего, когда, явившись к обитателям ада, Он сокрушил вечные вереи, расторгнул узы, воскрес из мертвых, одержал победу над адом, совоскресил с Собой находившихся в последнем праведников и, войдя к Своим ученикам, даровал им как бы в награду мир. Поэтому без всякого с чьей-либо стороны противоречия этот преславный день считается у верных матерью праздников. Пятый праздник – святое Вознесение Господне на небеса, о котором теперь и рассуждаем. Это праздник – пятый из числа остальных, так как и самое Вознесение случилось в пятый день седмицы. Должны праздновать это событие по той причине, что сегодня Христос возвел на небеса начаток нашей бренности, то есть, плоть. Поэтому и апостол говорил: «воскресил… и посадил нас на небесах во Христе Иисусе» (Ефес. 2:6). Откуда виновник всякого зла и отец греха, диавол, из-за его чрезмерной гордости и необычайной кичливости был низвержен, там на его место поставлен Христом, по великому Его человеколюбию, человек, изгнанный из рая вследствие злейшего диавольского совета. Итак, настоящий праздник является достойным чести и духовного ликования. А так как в начале беседы мы упомянули о седмеричном числе праздников, соответствующем количеству дней миротворения, доселе же указали только пять праздников, то необходимо сказать и о двух остальных и затем уже вести речь о подлежащей обсуждению истории (т. е., нынешнего празднества). Итак, шестой из числа праздников – шестой достохвальный день сошествия Святого Духа, когда в виде огненных языков Христом был послан с небес святым апостолам дар Святого Духа, ожидавшийся ими, согласно Господню обетованию. Этот праздник назван также и Пятидесятницей, вследствие исполнения семи седмиц после воскресения Христова. И этот, конечно, праздник беспрекословно является в глазах благочестивых христиан весьма великим. Седьмой праздник – ожидаемый день воскресения мертвых; этой надеждой проникнуты верные; тогда человеколюбивый и нелицеприятный Судья – Христос Бог наш воздаст каждому по его делам. Это – истинный «покой», по поводу которого и апостол Павел говорил: «постараемся войти в покой оный» (Евр. 4:11). Тогда будет величайший праздник, преисполненный радости, веселья и ликования для имеющих наследовать то, чего «не видел… глаз, не слышало ухо, и не приходило… на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его» (1Кор. 2:9). Поэтому, возлюбленные, помолимся о том, чтобы и нам была дана возможность праздновать вместе с праведными в чертоге небесного царства не только в течение одного или двух, или трех дней, но в продолжение бесконечных веков. Итак, рассказав о семи праздниках, возвратимся к речи о том, что нами предположено сначала. Повествование наше касается нынешнего праздника, т. е., вознесения Христова на небеса. Давид сказал: «приклони небеса и сниде, и мрак под ногами Его» (Псал. 17:10). Он, очевидно, предвещал явление Слова с небес на землю. Он сказал: «мрак под ногами Его», поясняя этим одеяние Божества плотью, так что, по причине уничиженного и кроткого Христова вида, пришествие Его было не узнано большинством народа, Опять тот же самый пророк говорит: «Господи, путь Твой в море, и стезя Твоя в водах великих, и следы Твои неведомы» (Псал. 76:20). «Ибо если бы познали, – говорит апостол, – то не распяли бы Господа славы» (1 Кор. 2:8). И снова сказал пророк Давид: «И воссел на Херувимов и полетел, и понесся на крыльях ветра» («взыде на херувимы, лете на крилу ветреню») (Псал. 17:11). Он сказал: «на херувимы», так как и на небесах пребывая со Отцом, Господь шествовал на херувимах, и на земле обращаясь с людьми, Он никоим образом не разлучался с херувимским и небесным престолом. Говоря: «на крыльях ветра», пророк намекает на облака, на которых Господь вознесся, как об этом написано и в Деяниях апостольских: «и облако взяло Его из вида их» (Деян. 1:9). Затем в книге Деяний говорится далее: «И когда они смотрели на небо, во время восхождения Его» (Деян. 1:10), апостолов охватило неописанное удивление и на них напал страх; ум их, смертных по природе и незнакомых с подобного рода зрелищами, пришел в исступление. Но, быть может, кто-либо скажет, что Петр, Иаков и Иоанн уже созерцали подобное раньше, именно – преображение Господне. Конечно, они созерцали подобное и раньше: видели как преобразившегося Господа, так и осенившее Его облако; но не видели такого облака, которое было бы увлечено в верхние слои воздушного пространства и которое возносило бы на небеса Господа. То – чудо, чудо и это; но одно чудо страшнее другого: это – того; хотя в обоих случаях имели место могущество и таинство одного Бога, но это чудо – возвышеннее того. Тогда явились Петру и бывшим с ним Моисей и Илия, беседовавшие с Господом; теперь же херувимский престол, то есть, невидимая сила, покрываемая облаком, вдруг предстала и восхитила Господа, беседовавшего со Своими рабами. Тогда Петр с дерзновением отвечал: «Господи! хорошо нам здесь быть; если хочешь, сделаем здесь три кущи: Тебе одну, и Моисею одну, и одну Илии» (Матф. 17:4). Теперь же никто из учеников не мог ни говорить, ни даже открыть своих уст, но они, пораженные величайшим страхом, стояли в изумлении. Писание затем присоединяет следующие слова: «вдруг предстали им два мужа в белой одежде и сказали» (Деян. 1:10-11). Эта прибавка не излишня. То обстоятельство, что мужи были облечены в белые одежды, служит указанием на величайшее празднество. Но что они сказали? «Мужи Галилейские! что вы стоите и смотрите на небо?» (Деян. 1:11). Чрезвычайное чудо устрашило вас; разве вы забыли Того, Который сказал: «восхожу ко Отцу Моему и Отцу вашему, и Богу Моему и Богу вашему» (Иоан. 20:17)? Разве не поэтому Он говорил вам: «Не оставлю вас сиротами» (Иоан. 14:18); и опять: «мир Мой даю вам, мир Мой оставляю вам» (Иоан. 14:27)? Не обещал ли Он вам послать Утешителя, то есть, Святого Духа? «Сей Иисус, вознесшийся от вас на небо, придет таким же образом, как вы видели Его восходящим на небо» (Деян. 1:11). Таким же образом придет на облаках небесных, со славой и великим могуществом. Таким же образом придет в то время, когда будет судить вселенную в правде. Ему Отец предоставил «всякий суд». Разве вы не помните, что, будучи с вами Он говорил: «дана Мне всякая власть на небе и на земле»?» (Матф. 28:18) Тогда апостолы, придя в себя, возвратились домой, прославляя и благословляя Господа, и ожидая божественного дара, то есть, пришествия Всесвятого Духа. Итак, исполнилось сказанное в псалмах: «Восшел Бог при восклицаниях, Господь при звуке трубном» (Псал. 46:6). Ясно, что здесь пророк предуказал на двойственность естеств воплотившегося Господа. Таким же точно образом и Фома, после воскресения Господа осязав ребро Его, воскликнул, говоря: «Господь мой и Бог мой» (Иоан. 20:28). «Восшел Бог при восклицаниях, Господь при звуке трубном» (Псал. 46:6). «При восклицаниях» – потому что херувимы «непрестанным гласом» воссылают Богу трисвятую песнь. А каким образом Господь вознесся на херувимском престоле, мы уже выше разъяснили. «При звуке трубном» – очевидно, архангельском, предвозвещавшем Его восхождение на небеса. Но также и Святой Дух повелительным голосом объявил горним силам: «Поднимите, врата, верхи ваши, и поднимитесь, двери вечные, и войдет Царь славы!» («возьмите врата князи ваша, и возьмитеся врата вечная, и внидет Царь славы»). А силы говорили: «Кто сей Царь славы?» После этого Дух отвечал: «Господь крепкий и сильный, Господь, сильный в брани» (Пс. 23:7-8). Он победил врага, вооружился против диавольской тирании, приняв человеческое тело; угасил диавольские «разженные стрелы»; пригвожденный ко кресту и вкусивший смерть, хотя Он, как Бог, бессмертен, Господь опустошил ад и, явившись победителем, воскрес из мертвых и, возвратив заблудшую овцу, вот Он идет назад, неся ее на раменах к девяноста девяти овцам, которые не сбивались со своего пути и находились на горах, то есть, паслись на небесах. «Господь крепкий и сильный, Господь, сильный в брани». И снова псалмопевец говорит: «Господь сил, Он – царь славы» (Пс. 23:10). Поэтому силы, как только услышали: «Господь сил», согласно восклицая обычное славословие, приняли Господа с радостью и сопровождали Его до «высокого и превознесенного престола» (Ис. 6:1). Исполнилось сказанное Давидом: «Сказал Господь Господу моему: сиди одесную Меня, доколе положу врагов Твоих в подножие ног Твоих» (Псал. 109:1). О, еретик, о каком естестве сказал Господь: «сиди одесную Меня»? Разве не о той плоти, которая была воспринята от нас и которая получила жизнь от святой Девы? Да устыдятся поэтому исповедующие, что во Христе – одно естество. Вполне ясно, что Божественное естество вечно было соединено с престолом величия славы Господней. Да прославляется кафолическая церковь! А нас всех да соделает Христос Бог достойными вечного Своего царства! ему слава и держава со безначальным Отцом, со Святым Духом, во веки веков. Аминь.
Беседа пятая
   Наступил день Господня Вознесения. И хотя многие уже говорили в общественном собрании, однако, и нас, маловажных людей, отец побуждает к беседе. И нам показалось справедливым соображение, что молчание лишь служит завесой недостатка красноречия и скрывает обширность невежества. А так как вы вместе с отцом и горними силами склоняете собрание к речам и повелеваете говорить вместе с ними то, что о Господнем Вознесении некогда воскликнул и Давид: «Поднимите, врата, верхи ваши, и поднимитесь, двери вечные, и войдет Царь славы!» («возмите врата князи ваша и возмитеся врата вечная, и внидет Царь славы») (Псал. 23:7), то сегодня и мы воспоем то, что имеет отношение к нынешнему празднику. Сегодня Господь наш Христос восходит к Отчему престолу; сегодня Тот, Который воплотился, сидит вместе с Отцом, хотя Господь и прежде этого не разлучался с Ним, да и теперь не впервые только начал сидеть с Ним. Господь всегда почивает в недрах Отца. Он один только объемлет Отца и один только объемлется Отцом. «Я в Отце, – говорит Он, – и Отец во Мне» (Иоан. 14:11). И Слово было во Отце – и на земле. Нисходя с неба, Господь не сделал пустым Отчего лона, и, восходя на небо, Он не лишил земли Своего присутствия, но, и с людьми обращаясь, Он пребывал вместе с Отцом, и, восседая со Отцом, Он не разлучается с людьми. «Я с вами, – говорит Он, – во все дни до скончания века» (Матф. 28:20). Сегодня Господь Христос возносится из среды людей на небеса, уходя не так, как Енох, и восходя на небо не по примеру Илии, подхваченного огненной колесницей; но возносится для того, чтобы послать ученикам силу Святого Духа. Давид, за много поколений раньше созерцая радость этого вознесения, предвозвестил следующее: «Восшел Бог при восклицаниях» («взыде Бог в воскликновении») (Псал. 46:6), Тот, Который создал Адама из праха, оправдал Авеля и «взял» («преложи») Еноха (Быт. 5:24). «Восшел Бог при восклицаниях», Тот, Который направлял Ноя и избрал верного Авраама. «Восшел Бог при восклицаниях», Тот, Который принял Исаака – незакланную жертву и преисполнил Иакова благословениями. «Восшел Бог при восклицаниях», Тот, Который путеводил странствовавшего Иосифа и допустил терпение Иовлево. «Восшел Бог при восклицаниях», Тот, Который прославил Моисея и даровал первосвященство Аарону. «Восшел Бог при восклицаниях», Тот, Который укрепил Иисуса Навина и даровал Самуилу пророческую силу. «Восшел Бог при восклицаниях», Тот, Который сделал сильным Давида и мудрым Соломона. «Восшел Бог при восклицаниях», Тот, Который вдохновлял пророков и сообщил апостолам дары исцелений. «Взыде Бог в воскликновении» , Тот, Который в горних – без матери и долу – без отца. «Восшел Бог при восклицаниях» – предвечное порождение Отца и непосеянное произрастение Девы – Матери. «Восшел Бог при восклицаниях» – Податель жизни и Раздаятель чудесных даров. «Восшел Бог при восклицаниях», Тот, Который Своей смертью умертвил смерть и даровал жизнь человеческому роду. «Восшел Бог при восклицаниях, Господь при звуке трубном». Ему – слава во веки веков. Аминь.
1   Мученика, μάρτυρος .
2   В некоторых рукописях читается: «и наш город»
3    «Иерусалим» – в слав. Библии.
4   Здесь слиты воедино два текста: 1) «Вы – тело Христово, а порознь – члены» (1 Кор. 12:27), и 2) «мы члены тела Его, от плоти Его и от костей Его» (Еф. 5:30).
5   Точный перевод этого слова – «первый плод».
6   Родственники.
*   Сомнительные произведения (Spuria), приписываемые св. Иоанну Златоусту. 

Please reload

September 22, 2019

Please reload

Archive
Please reload

© 2015-2019 Храм электроника | Храм Вмч. и Цел. Пантелеимона | Воронежская область